Мудрость в словах и притчах
Эстрада
Вперед в будущее
Актуальная политика
Дороги Израиля Live
Интервью
Будем здоровы
С улыбкой
Новости еврейской культуры
Контакты

Архив сайта

Фото Израиля

Опросы

Участвуете ли Вы в опросах?
18.18% Я не участвую в опросах
72.73% Участвую в опросах регулярно
9.09% Затрудняюсь ответить

Виды Израиля

«Прости меня, Галя...»

Интервью

 ,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,Однажды мы ехали в машине – я нарушил правила движения, и меня остановил милиционер.  Заглянув в кабину и увидев Галю, он вызвал меня наружу и спросил:

 – Эта женщина – Галина Сокол?
 – Это моя жена Галина Евтушенко.  Но ее девичья фамилия действительно Сокол.
 – Я ее навсегда запомнил.  После войны, когда была кампания против евреев, она меняла паспорт, и я, узнав, что ее мать – еврейка, а отец русский, пожалел ее, еще совсем молоденькую, и предложил записать русской.  А она как вскочит, как закричит: «Пиши еврейкой!», а саму трясет, и слезы в глазах злющие.  Разве многие тогда были на такое способны?
 
Когда я написал «Бабий Яр», она опустила глаза.  «Знаешь, об этом лучше никогда ничего не писать, потому что все слова ничтожны перед этим».
 
Вот какой она была человек.  Она говорила мне:  «Я хорошо шью, и мы как-нибудь проживем на это.  Зачем ты идешь иногда на поправки и портишь стихи!  Всё равно всё лучшее прорвется».
 
Когда я написал стихотворение «Танки идут по Праге» и послал телеграмму протеста, а затем вернулся в Москву, она, вязавшая свитера для диссидентов и бывшая хранительницей ключей от квартиры А.Д. Сахарова и Е.Г. Боннэр, когда их сослали, вдруг испугалась по-матерински за меня и заставила сжечь многие самиздатовские книги, что мы и делали у костра в Переделкино:  она боялась, что меня могут посадить или организовать несчастный случай.  Она очень любила поэзию и живопись и уже после развода, получив от меня первый экземпляр пробного варианта первого тома антологии русской поэзии десяти веков, вышедший микроскопическим тиражом в издательстве «Слово», сказала, что, запершись, читала его три дня и что это, может, лучшее, что я сделал в жизни. Хотя тут же отругала меня за какие-то, с ее точки зрения, неряшливые новые мои собственные стихи.
 
Она вложила столько сил и надежд в нашего сына Петю, что я надеюсь, он все-таки оправдает в конце концов ее надежды.  Я хотел бы, чтобы он всегда помнил, что у него есть отец и уже из бесконечности на него смотрят глаза его мамы.
 И ты, Петя, не должен ее подвести, продолжая работу художника, к чему у тебя есть безусловные способности, которые теперь уже ты сам должен развивать, как о том мечтала твоя мама.
 Несмотря на то что Галя была резкой, и иногда справедливо, а иногда несправедливо непримирима, тем не менее, она всегда была готова отдать последнее тем, кто в беде.
 
В нашем разводе ни в коем случае не виноваты ни Джан, ни, тем более, Маша.  У Гали хватало доброты, чтобы приглашать нас с Машей на Петины дни рождения.
 Когда Виктора Некрасова выдавливали из СССР и он приехал в Москву получать документы на выезд, то многие его друзья прятались, боясь его приютить.  А я был в клинике после случайного отравления.  Приехала Галя и спросила разрешения дать крышу Виктору на нашей даче в Переделкино.  Я даже обиделся, что она меня спрашивает, а она сказала первый раз в жизни:  «Потому что и за тебя я тоже боюсь, иногда по ночам не сплю».  Виктор навестил меня и сказал:  «Тебе повезло с женой, Женя».
 Мне повезло со всеми моими женами, и во всех моих разводах виноват прежде всего и только я.  Я не умею разлюблять тех, кого когда-то любил, и всё еще люблю их всех и благодарен им за любовь и за сыновей, которые у нас есть.  Я был рад, что они все дружески относятся друг к другу.
 На сегодняшнем прощании будет не хватать верных друзей Гали – Мирель Шагинян, Олега Целкова, написавшего наш с Галей сдвоенный портрет.  Будет очень нехватать ангела нашей с Галей и Петей семьи – Евгении Самойловны Ласкиной, традиции которой продолжают ее сын Алеша Симонов и его жена Галя, христианнейше находящая силы после трагической потери своего сына быть рядом с моим сыном Петей в момент нашего общего горя.
 Особая благодарность Тамаре и Игорю Жиляковым, помогавшим, чем могли Гале в ее последние минуты.  Спасибо всем тем, кто пришел помянуть эту уникальную женщину России –часть ее измученной совести.
 
Прости меня Галя за всё, чем виновен перед тобой.
 
Проще и точней не скажешь, чем когда-то, уходя из жизни, обронил Георгий Викторович Адамович, которого Галя так любила перечитывать:
 
"Всё – по случайности, 
всё – поневоле.
Как чудно жить. 
Как плохо мы живем".
 
Евгений ЕВТУШЕНКО 
http://www.newizv.ru/society/2013-05-20/182525-evgenij-evtushenko.html

 

На дорогах Израиля

  • Рендом анонсы из раздела анонсы

 
Криминальные хроники Израиля: ситуации на дорогах Израиля. Все права защищены, при цитировании ссылка на источних обязательна.Наши партнеры